медиагрупп

Мы открываем медицину для вас!

адрес медиагрупп

Москва, просп. Маршала Жукова, 38

Схема проезда

+7 (800) 551-59-38

+7 (495) 943 99-20

+7 (495) 943-99-20
поиск по сайту
Главная > Страховые риски для страховщиков: чем обернётся курс на укрупнение

Страховые риски для страховщиков: чем обернётся курс на укрупнение

После тотальной зачистки банковского сектора ЦБ поступательно  берется за «освоение» страхового рынка. И уже по первым шагам можно предположить – каков будет размах будущей «страховой перестройки». На сегодняшний день отозваны лицензии у трех столичных страховых компаний. Приостановлены  — у пяти, три из которых оказывали услуги в рамках ДМС.

Бизнес в ожидании. До 90 % медицинских учреждений в Москве являются частными, и основная масса пациентов попадает в частные клиники именно через страховые компании – напрямую заключая договор или воспользовавшись программой ДМС от работодателя.  Учитывая это, нетрудно себе представить, как пошатнется рынок коммерческой медицины вслед за первыми позывами к закрытию страховых компаний.

Но, своих истинных целей государство вроде бы и не скрывает – оставить на рынке не больше 20-30 страховых компаний из почти 800 действующих в России, в первую очередь, для усиления и концентрации контроля за денежными потоками, предназначенными, в том числе, для финансирования государственных ЛПУ в рамках ОМС.  Отмечу, что в настоящее время в Москве в системе ОМС работают 11 страховых организаций.

К тому же  всё это, как известно, подкрепляется уже вполне состоявшимся фактом – в этом году вступили в силу поправки к Федеральным законам  «Об обязательном медицинском страховании» и  «Об организации страхового дела в РФ», суть которых сводится к увеличению размера уставного капитала для вновь созданных страховых (перестраховочных) компаний более, чем вдвое — со 120 до 300 млн. рублей, что, несомненно, отсеет мелких и средних игроков и приведет к еще большему укрупнению существующих страховых «мастодонтов». Предстает двоякое видение возможной перспективы. С одной стороны останутся только надежные и стабильные компании, с другой – такая монополия позволит работать только страховщикам, аффилированным с крупными промышленными группами или с государственным сектором, соответственно рынок перестанет быть массовым и независимым, а значит высоко конкурентным. Можно забыть и о его свободном регулировании. Называется ли это реформой – большой вопрос. 

Вместе с тем, и до грядущих преобразований достойно конкурировать на рынке ДМС могли только крупные универсальные страховые компании с хорошим реноме и большими ресурсами. Лидеры рынка обеспечивают медицинским страхованием крупные корпорации и холдинги, имеютразветвленную сеть филиалови предлагают клиентам усовершенствованные услуги, сервис и всевозможные потребительские «фишки» в виде, например, специальных  программ лекарственного обеспечения, когда застрахованные могут приобретать препараты бесплатно в аптеках-партнерах или компенсируя лишь часть суммы от полной стоимости. Таких страховых компаний можно насчитать не более полусотни. Большинство же страховщиков, которые ведут реальную деятельность, оказывают услуги ДМС довольно ограниченному кругу компаний и физ.лиц, соответственно, и работают с узким контингентом медицинских клиник – сравнительно небольших, мало известных или вновь созданных.

Но, если крупные игроки, на которые приходится до 70 % рынка, сегодня, оперируя огромным капиталом, хоть немного сдерживают темпы общей отраслевой убыточности и имеют возможность по некоторым направлениям манипулировать рынком, то страховщики среднего уровня, которых большинство – где-то порядка 200, в основном и влияют на динамику в сегменте ДМС. А реалии сегодня таковы — взносы сократились, предприятия сокращают и персонал, снижают расходы на страховые программы, растет инфляция, которую необходимо чем-то покрывать, а чем еще, как не повышением тарифов на услуги частных клиник. На рынке это отражается так: в целом по России с начала 2015 года рынок корпоративного ДМС сократился примерно на четверть, а количество пациентов в нем за два года поубавилось — на 10 %. По Москве рынок ДМСв прошлом  году сократился почти на 12 %. При этом, наметившиеся тенденции к сокращению темпов роста в ДМС абсолютно точно продолжатся и в 2016, и в 2017 г.г.

И, наверное, без реформ здесь действительно не обойтись, но без таких реформ, которые приведут национальную экономику, а вместе с ней и ситуацию в отдельных отраслях – в нашем случае это рынок страховых услуг — ДМС и ОМС, в «чувство». Законодательные «прижимки» для страховщиков в виде увеличения суммы уставного капитала – не должны быть главными в этой мишени. Не является, на мой взгляд, главным и внедрение института страховых поверенных. Хотя бы потому что эта идея явно вступает в противоречие с действительными потребностями страховой медицины. Едва ли нужен сегодня нашей депрессивной отрасли штат в несколько тысяч страховых поверенных с непонятными полномочиями и задачами. Если говорить об ОМС, то ему, на мой взгляд, как раз наоборот следует избавляться от избыточных структур в системе бесчисленных посредников в виде ФОМСов и ТФОМСов. Все должно быть максимально упрощено, и именно страховая компания должна не только выполнять функции финансового распределителя, а еще и контролировать качество оказанных пациенту услуг, при этом критерием оценки должны быть не пресловутые стандарты, а показатель, свидетельствующий о результате проведенных манипуляций в каждом конкретном случае. Тогда это можно будет назвать настоящим социальным контролем, механизм которого и был заложен в закон № 1499-1 «О медицинском страховании граждан в РФ» от 28 июня 1991 года, но, который, к сожалению, так и не заработал.

Тем не менее, эта была, как многие вспоминают, идеальная для России социальная модель работы, доступная для понимания, где есть страхователь-работодатель, который регулярно платит взносы за своих работников – застрахованных, в страховую организацию, которая, в свою очередь, эти средства не только у себя аккумулирует и распределяет по медицинским учреждениям за лечение пациентов по программе гос. гарантий, но и несет ответственность по обязательствам перед пациентом. При этом страховая компания эта ни кем не навязанная, как и лечебное учреждение, а выбранная добровольно, а значит зарекомендовавшая себя с лучшей стороны. Гос.казна при этом также выступает страхователем, оплачивая взносы за неработающих граждан. К счастью, пока еще этот пункт сохраняется в системе обязательств бюджета.

Вписанные в систему спустя два года Федеральный и Территориальные фонды обязательного медицинского страхования поправками к закону «О медицинском страховании» явились той самой посреднической прослойкой в передачи денег от работодателей в страховые компании и более никакой другой нагрузки не несли.

Сегодня фонды существенно недофинансированы, особенно территориальные, однако же в их эффективности почему-то никто не сомневается. И, судя по всему, нет никаких шансов оптимизировать работу громадной иерархически выстроенной системы, которая «съедает» немало страховых средств. Вместо этого реформаторам проще подумать о том, как и где секвестировать социальные расходы, отсюда «гениальные» инициативы по ограничению объемов бесплатной медицинской помощи — вызов скорой помощи в рамках программы гос. гарантий не чаще 4 раз в год, посещение терапевта — не больше 8 визитов в год, стационарное лечение — не более 2 раз в год. Декларируется, что все это помогло бы сэкономит 350 млрд. рублей, а это свыше 27% от годовых затрат на программу ОМС.

Ко всему выше сказанному могу лишь добавить, что сегодня сложно представить себе идеальные условия отраслевого сосуществования для всех участников без возможности интеграции ОМС и ДМС с законодательным закреплением, пакетами платных и бесплатных услуг, с прозрачными тарифами и условиями, уходом от губительного одноканального финансирования.  

Вместе с тем, рисовать модели построения системы медицинского страхования, дистанцируясь от других отраслей, было бы неправильно, потому как слишком много обстоятельств в существующей экономике, да и политике тоже,  могут влиять на деятельность страховщиков – реформа в здравоохранении, усиление  давления со стороны других финансовых рынков — фондового, валютного и банковского, антироссийские санкции, и наконец — избыточный контроль со стороны регуляторов.

Поделиться в соцсетях

Читайте также

все новости

Управление медицинским учреждением: в чем залог успеха?

Прибыльность – основной признак эффективности для любого бизнеса….Подробнее

Олег Владимирович Рукодайный, Руководитель сети клиник НИАРМЕДИК

-Уважаемый Олег Владимирович! В последнее время в системе…Подробнее

О чем молчит бизнес

Здравоохранение, как отрасль, сопряженная с различными социальными рисками,…Подробнее

Яндекс.Метрика